Dmitri Kourliandski – The Riot Of Spring

Дмитрий Курляндский

This release was sponsored by:

S.L. / Pavel Nikiforov / Tatiana Malysheva / Tatiana Dubinina / Konstantin Smirnov / Alexandra Vorobyeva / Ivan Mishutin / Irina Zolina / Nadezda Eremenko / Alexander Fedotovskih / Elena Belova / A.G.

Buy Now / Купить

FLAC 69 RUB
MP3 320 49 RUB

iTunes
Bandcamp
Bandcamp

Booklet

В своей The Riot of Spring я задаюсь целым рядом вопросов: «Что есть фольклор сегодня? Что сегодня несет в себе энергию коллективного бессознательного? Разрушительна она или нейтральна для элитарного пост-постмодернистского сознания? Насколько эта энергия совместима с академической концертной ситуацией?»

Ответы на эти вопросы я пытаюсь найти в обращении к рейв-культуре, к электронной танцевальной музыке – dubstep, idm, d&b. Это не попытка имитации существующего жанра, не игра на чужой территории, это препарированный композиторским сознанием рейв. Но в неменьшей степени это и опыт препарации композиторского сознания рейвом.

Я сознательно не ставил перед собой задачи синтезирования новых звуков, работая со звуковыми сэмплами, подобно тому, как в традиции европейской музыки композиторы работали с цитатами из фольклора, или, более того, с «готовыми», предзаданными звуками и тембрами музыкальных инструментов. В то же время, структурная работа с этим материалом следует логике, свойственной мне при работе с более привычным для меня инструментальным материалом.

Если попытаться определить жанр The Riot of Spring, я бы вывел понятие «технобалет», или «электробалет».

В то же время, очевидно, что слова riot (бунт) и spring (весна) полны коннотаций с сегодняшней российской действительностью. Я далек от политики, но, так или иначе, ситуация, в которой мы живем, оказывает на нас прямое или косвенное влияние, побуждает к действиям или к рефлексии.

Дмитрий Курляндский

In my “The Riot of Spring” I question myself: “What is folklore today? What bears today the energy of the collective unconscious? Is it destructive or neutral for the elite post-postmodernistic consciousness? Is it compatible with the academic concert situation?”

The answers to these questions I try to find in turning to the rave culture, to the electronic music – dubstep, idm, d&b. This is not an attempt to imitate the existing genre, not an “away match”, but a rave prepared by the composers’ perception and, not to a lesser extent, an experience of the composer’s perception preparation by the rave.

I decided consciously not to synthesize new sounds, working with sound samples the way composers worked with folk or, to go deeper, with ready instrumental sounds and timbres in the European tradition. However, the structuring of the material follows the logic I used while working with a more familiar to me instrumental material.

Trying to define the genre of “The Riot of Spring” I’d derive a term “technoballet”, or “electroballet”.

At the same time, it is evident that the words “riot” and “spring” are full of connotations with the actual situation in Russia. I’m quite far from the politics, however, the situation we live in directly or indirectly influences us, induces to act or to reflect.

Dmitri Kourliandski